Ландшафт Канарских островов богат высокими отвесными скалами и глубокими тенистыми ущельями, покрытыми густыми лесами. И сейчас и в глубокой древности путь от одной деревушки к другой занимал много времени и превращался в полное опасностей путешествие.

Некогда острова Канарского архипелага населяли гуанчи — высокие, атлетически сложенные блондины со светлой кожей и голубыми глазами. Бытуют версии о том, что гуанчи — потомки атлантов, чудом уцелевших после гибели Атлантиды. Для приверженцев этой теории  существует немало доводов: во-первых, согласно гипотезе историков, мифическая Атлантида располагалась в той же части света, что и Канары; во-вторых, люди, проживавшие на расстоянии какой-то сотни километров от африканского берега, не могли выглядеть так, как выглядели гуанчи. И в-третьих, они панически боялись большой воды. Иначе как объяснить, что это был единственный в мире островной народ, не имевший мореходных навыков и плавсредств? Удивительно, но и сегодня большая часть жителей, проживающих на Канарских островах, практически никогда не покидала пределов архипелага.

Само название народа — «гуанчи» — произошло от двух слов: «gwa» ­— сын или мужчина и «chinet» — большой вулкан. Таким образом, «гуанчи» можно gеревести, как «сын большого вулкана». Между жителями Канарских островов не существовало никакой коммуникации и племена гуанчей, проживающих, например, на Тенерифе и Гран-Канарии сильно отличались друг от друга.

Гуанчи занимались тем, что разводили коз и овец, ловили с берега рыбу, жили в пещерах и носили звериные шкуры. Несмотря на то, что в быту развитие гуанчей сохранилось на уровне каменного века, их отличала высокая социальная организация. Норвежский путешественник Тур Хейердал, откопавший пирамиды в Гуимаре, был убежден: гуанчи происходили от какой-то высокоразвитой древней цивилизации.

О языке гуанчей известно немного, лишь то, что на каждом острове существовал свой собственный диалект. К сожалению, в чистом виде язык гуанчей не сохранился, однако, местное население до сих пор использует много слов, пришедших из древнего языка аборигенов.

Был у гуанчей и другой язык общения. Завоеватель Канарских островов француз Жан де Бетанкур писал в своём дневнике: «Они говорят губами, как если бы у них не было языка». Монахи Бонтье и Леверье подтверждали его слова: «Как будто какой-то правитель сослал их сюда в наказание, вырвав языки». Дело в том, что гуанчи могли понимать речь соплеменников, не произнося ни звука, bсключительно за счет шевеления губ. Когда поражённые европейцы стали выяснять у гуанчей причину столь экстравагантного общения, те рассказали, что их предки действительно лишились языков за некую провинность, а за какую — они не помнили.

Помимо этого, гуанчи владели языком свиста, с помощью которого могли передавать друг другу сообщения на расстояние до 15 километров! Считается, что этот способ общения пришел на Канарские острова из Северной Африки. На нем общались жители Тенерифе, Гран-Канарии, Йерро и Ла Гомера.

Постепенно испанские завоеватели переняли у аборигенов их манеру общения и применили ее к своему собственному, испанскому языку. Получившийся в процессе слияния язык стал называться «сильбо», а человек, говорящий на нем — «сильбадором».

Сегодня, использующие «сильбо» высвистывают слова испанского языка. С помощью пяти «гласных» и четырёх «согласных» можно «выговорить» более 4000 слов! А происходит это так: «говорящий» прижимает кончик языка к зубам и начинает свистеть, одновременно произнося слова так, как это делается в обычном разговоре. При этом некоторые сильбадоры (кому как удобнее) кладут в рот один или два пальца; есть и такие, кто использует ладони в качестве рупора.

silbadora

По свидетельству очевидцев, сильбадоры свистят настолько громко, что их свист мало чем отличается по мощи от паровозного гудка. Теперь понятно, почему их слышно на расстоянии в несколько километров. Это не выдумки! Такой язык очень удобен в горах, поскольку обычные слова сильно искажает эхо, и перекрикиваться, например, пастухам крайне неудобно. Удивительно, но язык «сильбо» прекрасно понимают домашние животные: собаки, козы, овцы, что сильно облегчает труд пастухов. До сих пор на островах есть места, где сотовая связь недоступна, поэтому язык «сильбо» по-прежнему не теряет своей актуальности.

В конце ХХ века «сильбо» оказался на грани исчезновения, поэтому власти ввели его изучение в программу местных школ. Дети 11-12 лет уже способны с легкостью высвистывать целые фразы. С годами у каждого из них вырабатывается свой собственный стиль свиста, легко распознаваемый другими сильбадорами. Говорят, что выучить «сильбо» не трудно — достаточно нескольких месяцев упорных занятий.

К слову, Канарские острова — далеко не единственное место, где существует язык свиста. Подобная манера общения принята в некоторых регионах Мексики, Греции и Китае, правда, она не так точна, как «сильбо».

Сегодня на Канарском архипелаге проживает больше двух миллионов человек, подавляющая часть из которых — потомки испанских конкистадоров. Потомков коренных жителей, гуанчей, на островах практически не осталось, но язык свиста, доставшийся от них испанцам, находится под официальной защитой короны, как пример нематериального культурного наследия Канарских островов. //

Comments are closed.